искать в "Большом психологическом словаре"

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА

Большой психологический словарь
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПЕДАГОГИКА (англ. psychological pedagogy) — целостная реализация живого (гуманистического) психологического знания в образовательных практиках и технологиях, в науках об образовании. Психология медленно, но верно идет к живому знанию о человеке (см. Знание живое). Это сказывается на ее проблематике, методах и м. б. прежде всего на ее языке: живое движение, живой образ, живая метафора, живое слово, поступок, поступающее мышление и сознание, понимание как творчество и сотворчество с автором; пространство и время (хронотоп), смысловое измерение бытия как координаты развития живой души и личности и т. д. Образование, пожалуй, больше, чем др. точки приложения усилий психологии, нуждается в живом знании о человеке.

Живое знание о человеке слабо концептуализировано, но издавна им обладают поэты, художники, деятели театра — создатели первых психотехник, талантливые педагоги и некоторые психологи (см. Психология искусства). Хотя оно интуитивно, но именно с ним связано создание оригинальных и продуктивных образовательных систем, т. н. инноваций в образовании. К ним, несомненно, относятся: система дошкольного воспитания А. В. Запорожца, система воспитания слепоглухонемых И. А. Соколянского—А. И. Мещерякова, системы начального обучения Л. В. Занкова, теория и практика развивающего обучения (В. В. Давыдов, Д. Б. Эльконин). Перечисленные инновации связаны с культурно-исторической теорией развития психики и сознания Л. С. Выготского. Он сам продемонстрировал ее продуктивность на дефектологии (коррекционной педагогике). При их создании использовался достигнутый уровень живого знания (понимания человека в культуре) в психологии развития, психологии учебной деятельности, психологии личности, психологии познавательных процессов, аффектов и воли. Созданные образовательные системы опирались, конечно, на научное знание, но наука не «ложилась на глаза», не заслоняла своим телом непосредственного видения ребенка, учителя. В этих системах не значение, а смысл выступал на первый план. Ребенок, уч-ся воспринимался не как функция, а как партнер по совместной деятельности, напр. эстетической (Запорожец), игровой (Эльконин), учебной (Давыдов), умственной (Г. А. Цукерман) и т. д. В замысле и первых абрисах перечисленных подходов к образованию развитие рассматривалось как норма, в то время как проблема нормы развития возникала при создании соответствующих технологий.

Создатели образовательных систем превосходно понимали многочисленные ипостаси живого действия, хотя далеко не всегда полностью ориентировались в предметном содержании действия, в чем им помогали учителя и методисты. У последних, надо думать, было живое знание о предмете, но не было живого знания о действии. Сотрудничество состояло в обмене живым знанием. Педагог приобретал живое знание о действии, а психолог — о предмете. Именно в этом обмене, возможно, заключался секрет успеха созданных систем. Что, конечно, не исключало совмещения живого знания о предмете и действии в одном лице. В этих достаточно редких случаях педагог становился талантливым психологом, а психолог — талантливым педагогом.

Соединение живого действия (коммуникативного, игрового, эстетического, учебного, трудового и т. д.) с живым предметом и есть предмет и цель П. п., и она — результат партнерства психолога, педагога и ученика.

В живое действие и в живой предмет вложена душа исполнителя, создателя. Поэтому П. п. ориентирована на образование как на «равновесие души и глагола». Когда такое равновесие достигается, усвоению знаний сопутствует не только повышение внешней компетентности, но и внутренний рост. Учащимся открывается как сфера знания, так и бесконечная сфера незнания, в т. ч. и самого себя. Тем самым П. п. ориентирована не только на живое, но и на личностное знание, личностный рост и на духовную практику. Личностное знание, равно как и личностное понимание, представляют собой не только использование усвоенного, прочитанного в качестве некоторой «ценности», а знание и понимание в смысле участия понимаемого в своей жизни. Задача состоит в том, чтобы собрать по крупицам живое психологическое знание и в живой форме донести его до педагога и вместе с ним умножить его. В этом и состоит П. п., которая одновременно и наука, и практика, а в идеале и технология, хотя любая технологизация — это утрата существенной части души. П. п. ни в коем случае не является оппозицией возрастной и педагогической психологии или экспансией в эти важные составляющие научных основ образования. (В. П. Зинченко.)
Получите ссилку :
Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
0.050783 сек.